«ХОРОШО, ПАН, ТЫ ЗАБРАЛСЯ…»

10:26 | 21 ноября, 2015
21 ноября, РИА Биробиджан.

(Продолжение. Начало смотрите на http://riabir.ru/lenta/novosti/nostalgiya-kursom-na-drezden.html).

Эти слова сказал польский таможенник, когда узнал, что мы, биробиджанцы-дальневосточники, сами собой, в автомобиле с номерами ЕАО, которые и вызвали профессиональный интерес офицера, едем в Европу, и практически за считанные дни пересекли всю Россию и Белоруссию, преодолев десять тысяч километров. По его улыбке, по его глазам мне показалось, что он был искренне восхищен нашими скромными достижениями, но некогда было ему рассказывать, что в пути всякое случалось, и порой не все было так уж хорошо. Как я уже коротко упомянул в предыдущей главе, в Забайкалье на нас неожиданно напали птицы. Такое случилось впервые за все наши и мои автопутешествия, в ходе которых я не раз проезжал по той самой дороге, и ничего подобного не наблюдал. Огромная стая ворон, наверное, завтракала какими-то насекомыми, которых тоже было очень много, а мы, похоже, этой трапезе помешали. И вот прямо как в фильме ужасов на автомобиль стали пикировать отдельные особи. Мы ехали на немаленькой скорости, и они летели нам навстречу тоже очень быстро. По лобовому стеклу забарабанило, словно из пулемета. Громкие частые удары (как будто кирпич в поролоне влетал) наполнили салон угрожающими звуками, а смотреть на этот птицепад и вовсе было страшновато. Стекло, впрочем, выдержало, а то бы нас в Европу не пустили. Мы до сих пор гадаем, что это было? Потому что спустя час история повторилась с совсем другими птицами, которые тоже жертвовали собой ради какой-то непонятной нам цели. И я уже сбрасывал скорость, отчаянно сигналил – не помогло. Они летели навстречу и разбивались. Теперь еще и об капот. Объяснений у нас пока только два. Возможно, в большой стае птиц действуют такие же законы, как в пчелином рое, где все роли расписаны. И кому-то выпадает участь вот таких своеобразных защитниц, которые ценой собственной жизни бьются за то, чтобы всем остальным их сородичам можно было кормиться и продолжать род. Или же секрет в некоей аэродинамике общего полета стаи, которая при появлении кажущейся угрозы, в данном случае автомобиля, поднимается и одним своим крылом неминуемо сталкивается с быстро движущимся препятствием, от которого никак нельзя отвернуть, не нарушив общего обязательного строя. На обратном пути мы еще не раз видели на обочинах пернатых жертв этого неравного дорожного противостояния машин и птиц. Но наученные двойным опытом уже не допускали новых столкновений: оттормаживались, сигналили – вроде стало срабатывать.

Несколько слов о состоянии дорог. Оно улучшилось и на Дальнем Востоке, и в Сибири. Много отремонтированных участков. Исчезли провалы, а там, где был голый грунт, уложен идеально ровный асфальт. Правда, лучше не попадать «под укладку», а нам все же «повезло» на участке между Невером и Читой. Жара 35 градусов, кругом, как в песне, пятьсот и все полито битумом. Целый час оттирал потом борта.

Вопреки словам одного знакомого дальнобойщика, который утверждал, будто «машин из-за кризиса стало меньше», движение наоборот показалось нам более интенсивным, чем было раньше. Причем, чаще встречались частные легковые иномарки. К услугам их владельцев и нашим тоже вдоль дорог появились новые мотели. Но с этим сервисом не всегда нам везло. Иной раз, посмотрев на неогороженную автостоянку, возле которой крутились сомнительные личности, мы срывались и ехали в ночь, чтобы найти более надежное пристанище. И находили, пусть даже и четырехместный номер на двоих приходилось снимать. А на Байкале заранее по интернету заказали отдельный дом-гостиницу, где и переночевали. Кстати, не понравилось: тесновато, без душа, баньку топят по отдельному запросу. Зато порадовал своими красотами Байкал и запомнилось доверие хозяев заимки. Уезжая, нужно было всего лишь положить в условное место ключ. А ведь у них в доме хранится редкая коллекция старинных угольных утюгов – от совсем маленького до огромного. Впрочем, за  все 42 дня путешествия, за все 26 тысяч километров пути в гостиницах только дважды проверяли номера перед нашим отъездом. Прежде это случалось чаще. Россияне стали больше друг другу доверять! А в Татарстане стали больше проверять. Там всюду видеокамеры установлены. И мой специальный прибор, настроенный на их обнаружение и предупреждение водителя, «пипикал» беспрестанно. Чтобы ничего не нарушать, ехал крайне осторожно и очень медленно. Вообще, убедился, что всегда лучше соблюдать правила дорожного движения. И если видишь знак «40», нужно ехать сорок. А тот, кто торопится, может оказаться и в кювете, что тоже приходилось видеть.

Перед МКАДом (московской кольцевой) попали в гигантскую пробку. Вот тут пришлось испытать все «прелести» современной езды, когда ты сам ползешь со скоростью пять км в час, а по бокам тебя обгоняют «обочечники». Но зато когда «вырвались», поехали 130 км в час – правила и обстановка позволяли.  Так добрались до Белоруссии, оставившей в целом хорошие впечатления. Вот только цены выросли, и бензин там 65 рублей литр на наши деньги, хотя зарплаты поменьше (в Польше, Германии еще дороже, но там и получают больше). В братской республике, как мы невольно отметили, строго следят за качеством продуктов питания. И сыр, сливочное масло там из пальмового масла никто не делает, иначе можно здорово пострадать. Пугали нас многочасовыми очередями на таможенном пункте пропуска, придирчивостью польских пограничников. На всякий случай оставили в Белоруссии пистолет, лекарства, консервы (ничего нельзя брать с собой!), дотошно пересчитали всю валюту, что везли с собой. Оджнако зря боялись. За 17 минут прошли проверку, да еще и получили доброе напутствие от восхищенного поляка. И взяли курс на Белосток.

О, ТЕЛЬ-АВИВ, НО В ДРЕЗДЕНЕ

Как я уже писал, главной целью нашего путешествия в Европу был Дрезден, где нам с супругой довелось прожить четыре года в самые счастливые молодые годы. С тех пор прошли не просто десятилетия, а «прошли», исчезли целые страны, изменились государственные формации, поэтому ехали мы в Европу несколько настороже, начитавшись в интернете о якобы «плохом отношении к русским». Мобилизовав все свои познания иностранных языков, мы тем не менее не собирались скрывать, что мы из России и ни разу об этом не пожалели. Между тем с преодолением языкового барьера постоянно приключались забавные истории. Благодаря неожиданно быстрому прохождению таможни на белорусско-польской границе, мы, успевая восхищаться деревенскими видами, рано добрались до города Белостока и расположились в мотеле, стилизованном под стоянку викингов. Решили сходить в ресторан. Меню нам принес молодой официант, говоривший только на польском языке. Названия всех блюд также были на польском. Мы старательно читали, но ничего понять не могли. Тогда я жестами объяснил, чтобы парень сам нам посоветовал, какой сделать выбор. Он пальцем показал в меню на какое-то одно блюдо, но мы ведь привыкли, что нужен еще и салат. Это слова, произнесенное мной на русском и немецком языках, не вызвало никакой ответной реакции. Жесты тоже не помогли.

— Ох, капустки бы, — вздохнула жена.

— Капуста? – радостно воскликнул поляк. – Там е, е капуста.

Воспрянув духом, мы попросили еще и хлеба. И это слово наш добрый официант, как выяснилось, тоже знал, но хлеб заказывать не советовал.

— Там картопля е, не надо хлеб, — со знанием дела сказал молодой человек.

Блюдо, стоившее девять евро (больше семисот рублей на наши деньги, но по европейским ценам это дешево) порадовало своим разнообразием и сытностью. Действительно, хлеба уже не хотелось. Абсолютно не чувствуя негативного к себе отношения, которым нас пугали «знатоки» европейских нравов, мы с удовольствием и комфортом продолжили путешествие по Польше. Хозяйка мотеля только ради нас подняла ни свет, ни заря повариху, чтобы та приготовила нам завтрак. Проехав более пятисот километров с разрешенной скоростью 130 км в час по очень хорошим европейским дорогам, где каждый мост настолько оригинален, что поднимает водителю настроение, мы переночевали во Вроцлаве и на следующий день были уже в памятном и почти родном Дрездене. Остановились в отеле «Авив». На ресепшене мне недолго пришлось щеголять своим немецким – принимавшая нас женщина, послушав мои языковые упражнения, мягко предложила перейти на русский.  Пользуясь случаем, поинтересовался необычным названием отеля. Оказалось, придумали его наши бывшие соотечественники, евреи по национальности.

— Читать нужно не отель «Авив», — с улыбкой объяснила нам, жителям Еврейской автономной области, собеседница, — а «О, Тель-Авив»!

Немецкий пригодился во время нашего возвращения в молодость, когда мы отправились в «свой полк». Удивительно, но тот дом, в котором мы прожили четыре года, сохранился. Уцелели и некоторые другие постройки, но все они пустуют. Вероятно, обратив внимание на наши взволнованные лица, к нам подошла местная жительница и очень тепло с нами побеседовала. Она помнит те времена, когда в Дрездене стояли советские войска и сохранила о наших солдатах и офицерах, их семьях самые добрые воспоминания. Женщина извинилась перед нами за то, что здания пребывают не в лучшем виде, что их не ремонтируют. Нас это растрогало. Правда, потом, когда я с местным жителем, изучающим «советское наследие», ушел на территорию полка, к жене подходил старый немец, ругался и обещал вызвать полицию, требуя, чтобы мы ушли. Вот такое разное отношение к себе мы пережили за короткое время. Дрезден же разочаровал. Мы видели двоих нищих на улице, чего в «наше» время не было. Но свое русское прошлое город не забыл, о чем свидетельствовали рекламные меню на русском языке, выставленные перед кафешками. В такие моменты мы чувствовали себя как дома.

На второй день случилась страшнейшая жара, за 30 градусов, а к вечеру пошел сильный дождь с градом. Спасая машину от градин, бросился ее переставлять и промок. И вновь попал в языковую историю. Заговорил по-немецки с молодым человеком, мол, доннер ветер, а он мне на русском отвечает: да, погода не очень. Оказался — украинец из Киева, приехал к дочери, которая учится в Германии. И с его стороны я не почувствовал никакой неприязни. Политику мы особо не трогали, но я поинтересовался, когда же у них «все это закончится». Мне показалось, что и ему не нравится нынешний ход событий в его стране. Эта неожиданная встреча оставила приятное впечатление. А наш путь лежал в Австрию, Чехию и Словакию.

Григорий Волохов

Фото автора и Галины Волоховой

(Продолжение следует).

Избирком 019 Такие веломашины могли бы украсить и биробиджанский Арбат Палитра Европы Бывшие советские казармы Избирком 043 Избирком 026 Избирком 020

Все подробности
главных событий в сюжетах
Заказать рекламу
[contact-form-7 id="118044" title="Заказать рекламу на сайте"]
Нажимая кнопку, вы принимаете Положение и Согласие на обработку персональных данных

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *