Юрий Макаров: Наша руда – премиум продукт на рынке

13:00 | 24 Июль, 2019
24 июля, РИА Биробиджан.

Юрий Макаров, генеральный директор Кимкано-Сутарского горно-обогатительного комбината, по прошествии профессионального праздника – Дня металлурга, дал интервью, в котором рассказал о сегодняшнем дне предприятия, ведущего добычу и обогащение железной руды в Облученском районе Еврейской автономной области, сообщает корр. РИА Биробиджан.

- Юрий Витальевич, с праздником Вас, работников ГОКа и всех, кто занят в этой замечательной отрасли! Интересно, как отметили, какие, может быть, особенные традиции у металлургов есть, расскажите нам.

- Наверное, особенных нет. Как и на любой профессиональный праздник поздравили коллег. К нам приезжали губернатор области Александр Борисович Левинталь, председатель нашего законодательного собрания Любовь Алексеевна Павлова. Они сказали много теплых слов, вручили награды лучшим.

К сожалению, мы не можем себе позволить собрать весь коллектив в одном месте, так, чтобы провести такой, в широко распространенном смысле этого слова, корпоратив. Так как, мы вынуждены вести круглосуточное производство, от которого невозможно оторваться и поэтому всего несколько часов смогли выделить на то, чтобы провести это мероприятие, зато была хорошая погода, на удивление. Всю неделю было пасмурно, иногда дожди, а в период проведения мероприятия, было солнечно, было голубое небо, даже немного жарко.

- Праздник еще и удвоенный? У головной организации, если я правильно выражаюсь, Петропавловск -Черная Металлургия, в состав которой входит наш КС ГОК, тоже 25-летие?

- Да, в этом году так совпало, что одновременно, у наших крупнейших акционеров и у головной организации и День металлурга и свой юбилей. Они праздновали это мероприятие в Благовещенске, ну и собственно на золотодобывающих предприятиях в Амурской области.

- А у ГОКа, есть такая дата своего дня рождения?

- Ну, как минимум, мы можем взять дату, в которую мы заложили начало строительства фабрики, у нас есть памятный камень по этому поводу, на нём эта дата выбита. Но, вообще говоря, таких дат было много. В разных процессах ГОК рождался в течение длительного времени. Мы в какой-то момент выиграли лицензию на освоение этого месторождения, а в какой-то момент зарегистрировали организацию в Лондоне, которая собирала деньги на строительство этого предприятия, привлекала инвесторов, которые готовы были рискнуть и вложить свои деньги в Еврейскую автономную область. Так же можно отсчитывать от того начали мы, или закончили проектирование, что тоже было гигантским очень сложным процессом.

- И это все вехи, вехи...

- Это то, что называлось этапами большого пути, наверное, таких дней 30 в год мы можем набрать, чтобы отпраздновать, тогда у нас производство встанет точно.

- Когда бы то ни было, но со дня появления ГОКа мы всенародно и  всё время следили за вашими темпами приближения к 100%-ной мощности. Сегодня мы на каком проценте работаем?

- Мы в прошлом году дошли где-то до двух с половиной миллионов тонн производства, в этом году будет чуть больше. Наше плановое производство должно быть 3,2 млн тонн, но по большому счету мы на этом не собираемся останавливаться. Как всегда или часто бывает, при строительстве у нас были задержки, были перерасходы денежных средств, строительство обошлось нам дороже и поэтому нужно расплачиваться с банками. Сейчас, кстати, это уже не китайские, а российские. С одной стороны приятно, что это отечественные банки, с другой стороны -  их услуги стоят гораздо дороже, чем услуги китайских банков, на их обслуживание нам нужно очень много денег, и поэтому мы сейчас рассматриваем возможность увеличение нашей мощности, больше чем проектная. Увеличение произойдёт, может в течение нескольких лет, но, тем не менее, мы от этого никуда не денемся.

- Увеличение проектных мощностей, очевидно, подразумевает и разработку Сутарского месторождения?

- Отчасти. В первую очередь Сутарское месторождение нужно для того чтобы заместить подходящее к концу Кимканское месторождение, в частности его центральную часть. Мы его будем отрабатывать, может быть, еще лет восемь. Но оно постепенно будет сходить на нет. Постепенно мы начнем вводить в эксплуатацию Сутарское месторождение, которое сейчас готовим к отработке, ведем проектирование и изыскательские работы. И где-то в течение нескольких лет мы начнем возить предварительно обогащенную там, на месте,  руду на обогатительную фабрику к Кимканскому.

- То есть на Сутаре не только карьер, но и какую-то очистку руды уже будем производить, да?

- Да, там будет сухое обогащение. Это процесс аналогичный тому, что сейчас есть на Кимканском месторождении, но глубокого обогащения на месте не будет. Мы будем возить предварительно обогащенную руду на обогатительную фабрику и уже финальный продукт железорудный концентрат получать на этой обогатительной фабрике.

- И с неё уже этот концентрат едет к потребителям, интересно было бы знать: кто эти потребители, насколько востребована наша руда на внутреннем и внешнем рынках?

- До ранее 100% потребителей были в Китае. Но около полутора лет назад мои коллеги – продавцы сошлись во взглядах с Новокузнецким металлургическим комбинатом на то, как надо поставлять железорудный концентрат и где-то 60 % нашей продукции сейчас отправляем туда.

Плюс к этому мы находимся в постоянном диалоге с заводом «Амурсталь» в Комсомольске-на-Амуре. Они готовятся к тому, чтобы металлолом, на котором изначально была задумана их технология, заместить на перворудное  сырьё. Тут, разумеется, мы - естественная сырьевая база для них. Недавно комсомольчане запрашивали у нас подтверждение готовности того, что мы можем отправлять им наш концентрат, мы это сделали. Ждем, когда они что-то решат.

- Сталеваров, что китайских, что отечественных, устраивает качество нашей руды?

-  Мы продаем концентрат с содержанием чуть менее 65 % железа, это очень хороший продукт, и он даже некоторый премиум в сравнении с тем, что обычно продается на рынке.

- Есть ли перспективы возникновения новых потребителей? Насколько мне известно, у страны, в части судостроения есть новые устремления. В Приморье, как недавно сообщалось, прошли предварительные переговоры о том, что там планируется строительство китайского металлургического завода.

- Вы знаете, я в апреле ездил в Большой Камень, на  завод «Звезда», встречался с их руководством. Честно говоря, я пока не уловил готовности к тому, что там у них на месте будет какая-то металлургия. Хотя, в то же время, совершенно понятно, что их экономика очень сильно от этого зависит. Возить большой судовой лист из европейской части страны, где идёт производство металла, тяжело.

Я, так исторически сложилось, отчасти представляю себе географию судостроительного производства. Помню, что там, где я родился, было 3 судостроительных завода, железорудная промышленность, добыча угля и производство стали были в радиусе около двухсот-трехсот километров от места, где производился корпус корабля, и то, пожалуй, это далековато.

- То есть, удачный кластер там сложился?

- Он не сложился, его делали в течение многих лет, начиная с российской империи. И как я понимаю, рано или поздно, наверное, тоже самое произойдет и здесь, деться некуда. Но в силу природного расположения, здесь получается -  ближайшее месторождение  - это мы. И, в общем, как только - мы готовы. Металлургам нужно около полумиллиона тонн железорудного концентрата в год на производство 300 тысяч тонн стального листа. Если такая потребность будет, то у нас нет никаких сложностей обеспечить их.

- Засучим рукава повыше, и из своих запланированных трех миллионов еще накидаем?

- Да. Мы можем просто перенаправить наш сбыт  на них. Я думаю, что им это будет выгодно и нам это будет приятно.

- Юрий Витальевич, нуждается предприятие сегодня в инвестициях?

- Привлечь что-нибудь нам сейчас достаточно сложно, потому, что мы в высокой степени закредитованные. Раньше, у нас были кредиторами китайцы, и  у нас были с ними разные взгляды на то, как жить дальше. В частности, они были очень против того, чтобы мы привлекали к ответственности китайского подрядчика, который во многом обусловил те задержки, и те проблемы с качеством, которые у нас были последние два года, и которые мои коллеги героически преодолевали. Сейчас мы с ними разошлись, их кредит замещен кредитом Газпромбанка. Ну и на ближайшие годы мы должники Газпромбанка - расплачиваемся с ними. Расплачиваемся, денег нам на это хватает, хотя и впритык. Но надеюсь, что если драматически цены не упадут, то работать сможем. Закроем этот кредит, ну а дальше будем думать о развитии. У нас есть много идей о том, что можно будет дальше сделать.

- Я знаю, что ГОК включался в работу по государственной программе развития Дальнего Востока и Забайкалья и соответствующие договоренности были на предыдущем Владивостокском экономическом форуме достигнуты.  От этой программы какие-то результаты есть?

- Это не собственно ГОК, это Петропавловск Черная Металлургия, или что мы в публичной сфере называли металлургическим кластером Приамурья.  Это была попытка стимулировать или как-то ускорить строительство железной дороги между БАМом и Транссибом в Амурской области, которая была задумана еще, когда строился БАМ. Таких смычек должно было быть построено пять. Вот еще одна смычка задумана, и она находится в программе по развитию Дальнего Востока и Забайкалья.

Те же умные госплановцы проложили ее мимо Гаринского месторождения и по изначальным нашим предпроектным проработкам Гаринское месторождение должно было быть после Кимканского вторым месторождением в освоении.

И для Гаринского месторождения у нас очень много заложено сейчас в обогатительной фабрике Кимкано-Сутарского ГОКа. Заложено в том смысле, что технология обогащения несколько иная, нежели чем у Кимканского и Сутарского месторождения, руда чуть крупнее, получше обогащается, более качественная, но для нее нужна была отдельная цепочка, которая позволяла бы этот продукт как принять предварительно обогащенный, привезенный по железной дороге, так и переработать, и отгрузить потребителю. К сожалению, пока нам не удалось продвинуться в этом направлении, но может быть рано или поздно звезды так встанут, что какие-то еще государевы интересы, интересы каких-нибудь крупных корпораций совпадут с нашими и это месторождение мы вовлечем в отработку.

Мы пока ведем не первоочередную, но, тем не менее, подготовительную предпроектную работу: выпускаем необходимую документацию, ведем изыскания, вели геологоразведку, заверку запасов, но дальше мы не можем позволить себе двигаться, потому что нет этой дороги.

Кстати, вы сказали про увеличение мощности. Совместно с Гаринским месторождением мы должны были производить 7 млн тонн концентрата, и тут уж точно мы были готовы продвинуть металлургию на Дальнем Востоке до космических масштабов.

- А наш регион, область, она как-то помогает в развитии ГОКа?

- Ну а как же. У нас порядка полутора тысяч сотрудников. Из них наверное 800, может уже больше, человек — это жители области.  Уже это действенная  помощь. Это первое, что нужно для создания  производства. А вы, наверное, имеете в виду…

- Преференции различные.

- Да, область дала нам льготы. Когда Александр Борисович (Левинталь, губернатор ЕАО, прим.ред.) приезжал нас поздравить, он чуть ли ни первым в своём приветствии сказал коллективу, что область очень довольна тем, что мы платим более полумиллиарда рублей налогов в разные уровни бюджетов. Ну и тут же, не останавливаясь на этом, призвал нас не останавливаться, напомнил, что время тикает. Через два года у нас заканчиваются льготы, которые дали нам на первые 5 лет работы предприятия. К сожалению, жизнь так устроена, что из-за изменений законодательства в первый год мы не смогли получить эти льготы в позапрошлом году и вынуждены были в восемнадцатом году переплатить 130 млн того, что считаем льготой.

Сейчас мы по этому поводу находимся в судебном диалоге с налоговой инспекцией. В Хабаровске состоится суд второй инстанции. Первый мы выиграли. Возможно, мы эти деньги сумеем вернуть, они нам были очень нужны, из-за этого мы кое-что не смогли сделать в прошлом году. Но, тем не менее, если возвращаясь к Вашему вопросу, то да, у нас были льготы на первые 5 лет.

Местное законодательное собрание дало нам уменьшение некоторых местных налогов. Через 2 года этот срок заканчивается, и мы будем платить уже под миллиард. Надеюсь, что у нас на это хватит сил.

- Мы тоже на это надеемся. Ну и кроме налоговой нагрузки, которая положена каждому предприятию вы еще добровольно, как я понимаю,  играете серьезную социальную роль, занимаетесь благотворительностью, проводите социально-ответственную политику. Из каких мотивов и побуждений действуете, кому помогаете?

- Мы не в космосе находимся. Помогаем тем, кому помощь нужна, тем, кто рядом, кому трудно, кому в силу разных причин не может помочь государство. Больше, наверное, нечего добавить.

- О рабочих местах. Всем всегда было интересно устроиться работать на ГОК, всегда интересовались, какие там заработные платы, какие есть вакансии, рабочие места. Расскажите об этом.

- Все в подробностях указано на сайте http://www.petropavlovsk-io.ru/ Наша кадровая служба активно этим процессом занимается. По большому счету, мы почти постоянно ведем кадровую работу. Кто-то к нам приходит, кто-то нас покидает, кого-то мы не можем обеспечить желаемым уровнем оплаты, кто-то нас не удовлетворяет качеством работы или поведением на рабочем месте. Это жизнь, от этого никуда не денешься.

Кстати, еще появляются новые предприятия. И наш бывший сотрудник запускает работу на бывшем оловянном месторождении в Хинганске, что с одной стороны великолепно для области и очень хорошо в целом для промышленности Дальнего Востока.

- Но тревожно для вас?

- Не тревожно. Был неприятный момент, когда эта организация сманила у нас много народа, это относительно небольшая пока организация -  сотни полторы человек им надо было, но вот кадровый кризис такой имел место быть, по крайней мере для нас.

- Но если сейчас обратиться в отдел кадров на ГОК, то можно ознакомиться с большим довольно-таки перечнем вакансий и наверняка что-то выбрать по душе.

- Да.

- Насколько мне известно, идет эксперимент с Приамурским государственным университетом, вы там учите студентов для работы на ГОКе – будущих металлургов. В этом году продолжается набор? Ребята могут поступить еще?

- Да, одним из поздравляющих нас гостей была Наталья Геннадьевна Баженова, которая сказала, что очень большой интерес в этом году к набору на эту специальность. Первые абитуриенты, кто поступили на первый набор, сейчас уже на 3 курсе, в следующем году они выпускаются. Мы пристально за ними наблюдаем, хотя бы потому,  что существенную часть преподавателей по разным профессиональным дисциплинам - это наши сотрудники.

Плюс, один из переселенцев с Украины, который приехал к нам работать – это профессор, обогатитель, из города Кривой рог. Он глобально координирует эту программу с нашей стороны, так что мы очень хорошо знаем этих молодых людей. Мы очень ждем, когда они закончат это обучение, мы очень рады тому что Наталья Геннадьевна сумела  это продвинуть с помощью Министерства Дальнего Востока, с помощью Агентства по развитию человеческого капитала, это как раз тот, редкий случай,  когда государственные структуры, вот так навалившись, смогли решить очень важную проблему. Потому что, когда мы на прямую разговаривали сначала с Натальей Геннадьевной, просто с Министерством образования -  Министерство образования расписывало процесс по организации этой новой специальности приблизительно сопоставимо с полетом на Марс по сложности. Когда подключилось Агентство по развитию Дальнего Востока этот процесс, где-то недель за пять, был завершен. Чем мы были очень довольны. И вот уже 3-й год наши будущие коллеги учатся, и мы с нетерпением ждем, когда этот процесс закончится.

- Спасибо, Юрий Витальевич за Ваши ответы и ещё раз поздравляем Вас, Ваших сотрудников и всех коллег в отрасли. Желаем вам, чтобы жизнь была надежным прочным сплавом, здоровья, счастья, добра и достатка!

- Приложим все силы.

Присоединяйтесь к нашей группе в WhatsApp и будьте в курсе событий
Подпишись на наш канал в Telegram
Подпишись на "РИА Биробиджан" в Инстаграм
Заказать рекламу

Нажимая кнопку, вы принимаете Положение и Согласие на обработку персональных данных

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *